C чего начинали российские миллиардеры

07-05-2010
C чего начинали российские миллиардеры В этом году Forbes впервые решил задаться вопросом: с чего начинали нынешние участники «Золотой сотни», на чем они заработали свой первый миллион? Отчасти это зависит от того, в какой момент они пришли в бизнес.

Когда в стране дефицит потребительских товаров, самый быстрый способ сколотить капитал — заняться выпуском или импортом этих товаров. В 80-х будущие миллиардеры создавали кооперативы по производству джинсов и игрушек, ввозили компьютеры, оргтехнику и продукты. Некоторые пытались заработать на науке, но, как правило, бросали это дело, видя куда большие перспективы, открывавшиеся перед потребительским бизнесом. В 90-х годах ситуация изменилась. Самыми многообещающими видами бизнеса стали трейдерские операции и скупка акций, которые зачастую шли бок о бок. Капитализм развивался: вскоре пришло время консультантов и компаний, оказывающих услуги по сопровождению сделок.

Кооператоры

Кооперативы стали одной из первых легальных возможностей заработать миллион в Советском Союзе. В мае 1988 года был принят закон о кооперации, разрешивший кооперативами заниматься любой деятельностью, не запрещенной законами. И кооперативы стали расти как грибы после дождя. Неудивительно, что два бывших первых номера «Золотой сотни» свой бизнес начали с кооперативов. Михаил Прохоров открыл кооператив «Регина», выпускавший модные тогда «вареные» джинсы. Продукция сбывалась на вещевых рынках. А будущий владелец Chelsea FC Роман Абрамович в конце 80-х стал младшим партнером в кооперативе «Уют», производящем игрушки из резины. А весь бизнес «Альфа-групп», которая представлена в «Золотой сотне» наибольшим количеством миллиардеров, начинался с кооператива «Курьер», занимавшегося доставкой продуктов и мытьем окон. Чуть позже Михаил Фридман вместе с партнером создал еще один кооператив «Альфа-фото», который продавал компьютеры и оргтехнику.

Импортеры техники

К концу 80-х СССР подошел не только с дефицитом потребительских товаров, но с и допотопной инфраструктурой. Мало кто помнит, что стандартная ЭВМ была размером с небольшую комнату, а ее вычислительная мощность не превышала возможности персонального компьютера. И естественно, вслед за переходом к рынку возник спрос на современные компьютеры, оргтехнику и другую электронную технику. Этими товарами не торговал только ленивый, и многие из участников «Золотой сотни» заработали капитал как раз на продаже компьютеров и калькуляторов. А вот у первого номера «Золотой сотни» Владимира Лисина такой бизнес не заладился. Вернувшись из Казахстан в Россию, Лисин пытался торговать медицинской техникой из Италии, но это не принесло ему больших дивидендов. И тогда он стал сотрудником сырьевого трейдера Trans Commodities, который и привел его на НЛМК. В отличие от Владимира Лисина первый бизнес братьев Алексея и Дмитрия Ананьевых сразу же пошел в рост. Недолго проработав в советско-датском СП "Техносерв", занимавшемся поставками комьютерной техники, братья создали собственное предприятие с похожим названием "Техносерв А/С". Большинство конкурентов ввозили персональные компьютеры, а компания Ананьевых сделала ставку на большие ЭВМ и предлолжила предприятиям первые системные решения. 

Импортеры продуктов и потребительских товаров

Либерализация цен привела к тому, что прежде полупустые полки магазинов с товарами в невзрачной упаковке заполнили красочные импортные товары. Шоколад, йогурты, колбасы и сосиски, алкоголь, сигареты, парфюмерия и косметика. Импорт потребительских товаров наравне с торговлей компьютерами стал основой для формирования капиталов российских миллиардеров. В торговле импортными продуктами питания особенно преуспели петербургские предприниматели, в том числе один из будущих основателей сети «Пятерочка» Александр Гирда. Посмотрев на удачный бизнес знакомых, он занялся импортом. Бизнесмен продавал оптовые партии овощей, замороженной рыбы, йогуртов. Владелец многопрофильного холдинга «Сибирский деловой союз» (уголь, транспорт, машиностроение) Владимир Гридин свой первый капитал также заработал на импорте продуктов питания. Его компания «Сибторгсин» ввозила по бартерным схемам продовольствие в Кемеровскую область.

Ученые

Хотя к концу 80-х у СССР сохранился научный потенциал, мало кто из начинающих бизнесменов пытался коммерциализировать науку. Разработка и производство высокотехнологичной продукции требует много времени и больших средств, торговые операции могли принести прибыль гораздо быстрее. Впрочем, попытки продать научные разработки предпринимались. Созданная Андреем Рогачевым вместе с партнерами Лаборатория экологического контроля (ЛЭК) производила приборы для измерения содержания вредных веществ. Параллельно создавались другие предприятия, в названии которых содержалась аббревиатура ЛЭК, но к науке они уже никакого отношения не имели, а, например, продавали компьютеры и электронику. Прибыль от этих операций шла на научные разработки, но спустя пару лет Рогачеву надоело терять прибыль, и он расстался с «научным» бизнесом.

Скупщики акций

Приватизация государственной собственности дала большие возможности молодым людям, понимавшим реалии и «правила игры». Речь здесь, конечно, не об олигархах, которые к моменту залоговых аукционов уже заработали первые десятки и сотни миллионов долларов, а о тех, кто в это время только начинал. Классический пример — будущий владелец ПФП-Группы Андрей Кузяев. Двадцатишестилетний экономист создал в 1991 вместе с друзьями Пермскую товарную биржу и во время приватизации скупал ваучеры, которые обменивал на акции «Пермнефти». А уже в 1995 году было подписано соглашение между администрацией Пермской области и «Лукойлом» о создании на паритетных началах силами ПФП-Группы и «Лукойла» компании «Лукойл-Пермь». Некоторые металлурги из списка Forbes, не успевшие скопить капитал к началу приватизации, действовали иначе: Алексей Мордашов, Дмитрий Пумпянский, Андрей Комаров сначала вошли в топ-менеджмент компаний, а потом скупили контрольные пакеты, вытеснив прежних директоров.

Трейдеры

Трейдерские компании в 90-е годы стали своеобразным мостом между «красными директорами» и рыночной экономикой. Сами трейдеры кроме оборота и опыта работы «в рынке» получали фактически инсайдерскую информацию о состоянии того или иного предприятия в отрасли, что в будущем помогало установить контроль над этим предприятием. Еще работая главным экспертом Института горного дела имени Скочинского, Филарет Гальчев создал вместе с партнерами компанию «Международный торговый дом угольной промышленности», которая занималась поставками угля. Позже параллельно с работой в «Росугле» он установил контроль над угольным трейдером «Росуглесбыт», ставшим акционером Красноярской угольной компании. Выпускник Свердловского института народного хозяйства Игорь Алтушкин не работал, как Филарет Гальчев, в профильных организациях, а сразу же занялся торговлей цветными металлами. Созданная Алтушкиным Екатеринбургская торгово-промышленная компания собирала лом в Свердловской области, а потом и по всей стране, став крупнейшим поставщиком на заводы Уральской горно-металлургической компании. Теперь Алтушкин владеет Русской медной компанией.

Консультанты

Рыночная экономика предъявила спрос на новые услуги, которые были просто невозможны в советской экономике, — консалтинг, лоббизм, юридическое сопровождение сделок. Будущий совладелец телекоммуникационных активов «Альфа-групп» («Вымпелком», «Мегафон») Глеб Фетисов в начале 90-х основал консалтинговую компанию, которая подготавливала учредительные документы для регистрации предприятий. Таким образом компания Фетисова создала шесть банков для разных бизнес-групп. Еще один «альфовец» и бывший министр гайдаровского правительства Петр Авен также занимался консалтингом — его компания «ФинПА» сопровождала сделки с внешними долгами и удачно провела несколько операций для «Альфа-групп», после чего Авену поступило предложение возглавить Альфа-банк.

Источник: Мир личных финансов

Версия для печати
Назад, к обзору всех новостей на сайте